электронная краеведческая библиотека
Русский Север

Историческая справка

Первая мировая война в Архангельской губернии

В 2014 году в России, как и в других странах мира, отмечается 100 лет с начала Первой мировой войны. В ней участвовало 38 государств с населением 1,5 млрд. человек. Четыре империи: Российская, Австро-Венгерская, Османская, Германская прекратили своё существование. Было убито и умерло от ран около 10 млн. солдат, ранено 55 млн., из них 3,5 млн. остались калеками. Голод и эпидемии стали причиной гибели 20 млн. мирных жителей.

Современники называли Первую мировую войну «великой», а в России ей было присвоено название «второй отечественной». «Великой войной» она остается для членов клуба победителей – стран «Антанты» (Великобритания, Франция и присоединившихся к ним США и Италия). Россия, внесшая огромный вклад в победу, но ввергнутая на последнем этапе войны в революцию и гражданскую войну, долгие десятилетия именовала ее «империалистической», сделав в результате «забытыми» героизм на фронте и самоотверженный труд в тылу.

Вместе с тем, все чаще в той войне видят «пролог ХХ века», определивший все великие и трагические события нового столетия. В связи с этим, пристальное внимание историков привлекают не только военно-политический и экономический ракурсы Первой мировой, но и повседневная жизнь населения, стремительно изменявшаяся под ее влиянием. Можно сказать, что «великая война» полностью изменила психологию не только воюющей части населения, но и тех, кто проживал в глубоком тылу.

В значительной степени это касается населения Европейского Севера России, и в первую очередь Архангельской губернии. За три года войны существенно изменилась экономическая карта региона, демографические характеристики населения, его социальная и культурная жизнь.

Именно в годы Первой мировой войны была устроена ширококолейная железная дорога от Архангельска до Вологды, что позволило увеличить ее пропускную способность в десятки раз. Эта дорога была продолжена – в зимнее время прямо по льду – на правый берег, до Экономии и Патракеевки, а оттуда на Мудьюг, ставший самым северным районом Архангельского порта. В годы войны появились новые районы порта: казенный перегрузочный район Бакарица, Левый берег, зимний аванпорт Экономия. Архангельск на время войны стал портом круглогодичной навигации, для чего была создана специальная ледокольная служба. К северо-западному морскому району Архангельской губернии, к Екатерининской гавани на Кольском полуострове, была проложена самая северная в мире Мурманская железная дорога. Построенная в фантастически короткие сроки, она поражает тем, что была проведена по крайне тяжелой для дорожного строительства территории: через болота, вечную мерзлоту, по скалистым участкам.

Все эти грандиозные портовые и дорожные строительства осуществлялись на средства казны, поскольку северные моря во время войны оказались единственным «окном», через которые можно было получать из-за рубежа вооружение для армии, уголь для флота, материалы для оборонной промышленности. В обратном направлении, к союзникам России направлялись продовольствие, а также русские солдаты, принимавшие участие в боевых действиях на Западном фронте. Противник всячески стремился ограничить использование этого морского пути Россией и другими странами Антанты. Для этого применялись различные методы: шпионская деятельность, диверсии, нападение на торговые суда.

Совместные русско-британские силы осуществляли боевое патрулирование вдоль курсов, которыми следовали суда с военными и другими стратегическими грузами, траление мин в наиболее опасных районах морского пути. Была введена система провода судов караванами в боевом сопровождении (на случай нападения германских подводных лодок) и за тралами, очищавшими море от выставленных там мин. Русские и британские моряки круглый год работали в тяжелейших условиях Арктики. Впервые в истории траление мин происходило в ночное время (зимой в высоких широтах ночь почти круглые сутки), при свете прожекторов. Для своевременного оповещения о проходе судов, о возникающих на их пути опасностях, была выстроена стройная «служба связи», для чего использовались не только существовавшие маяки, но и вновь устроенные на безлюдных каменистых островах Ледовитого океана радиотелеграфные станции.



С целью охраны северного морского пути была создана флотилия Северного Ледовитого океана. Для ремонта пострадавших от мин и от плавания в тяжелых ледовых условиях судов были существенно расширены судоремонтные мастерские Архангельского порта. Была изменена система управления губернией: введена должность военного губернатора (главноначальствующего), в подчинение которого входили все морские пути, речной путь до Котласа и Вологды и железнодорожный – до Ярославля. Был воссоздан на время войны военный порт, созданы различные органы, в том числе контрразведывательные. Впрочем, трагедий, связанных с деятельностью вражеских диверсантов, предупредить не удалось. В октябре 1916 г. произошел взрыв в портовом районе Бакарица, унесший несколько сотен человеческих жизней и приведший к большим материальным потерям. В январе 1917 г. произошел взрыв в портовом районе Экономия, причиной которого стали технические неполадки в системе перегрузочных операций.

Для подвоза к северным портам экспортных грузов и транспортировки доставленного импорта в центр страны и к фронту, в Архангельской губернии и сопредельных территориях в годы войны активно использовался альтернативный железнодорожному речной (Северо-Двинский) путь; задействовались заброшенные гужевые тракты. Это было вызвано огромным грузооборотом, с которым железная дорога не справлялась. В летнее время на Северной Двине проводились дноуглубительные работы, освещался фарватер, строились сотни барж. С Волги на Двину была приведена целая флотилия речных буксиров, для чего проводилась реконструкция каналов на Мариинской водной системе.

Все эти огромные работы требовали человеческих ресурсов. В годы войны происходила стремительная урбанизация сельского населения Архангельской губернии. Местные крестьяне до войны в основном были сезонными рабочими, теперь же, в условиях круглогодичной работы порта и промышленных предприятий, они стали перебираться в город. Кроме того, и в Архангельск, и в когда-то пустынные северо-западные районы губернии (на Кольский полуостров), направлялись десятки тысяч рабочих: это были и те, кого работа на севере привлекала предоставляемой «бронью» от армии или высокими заработками (среди последних было немало иностранцев: канадцев, особенно много китайцев), и те, кто был сюда направлен принудительно: военизированные рабочие части, ополченческие рабочие дружины (в том числе из сибирских народов), военнопленные.

Северные губернии, в первую очередь Архангельская, стали местом расселения интернированных граждан неприятельских государств, а также беженцев из западных губерний России, на территории которых происходили боевые действия. Эти люди, с другой культурой, новыми знаниями, не могли не оказать влияния на местное население.

Значительные изменения за сравнительно короткий период войны затронули буквально все стороны жизни. Так, в условиях «тотальной» войны государство, вероятно, впервые, обратилось за помощью к общественности. И это касалось не только традиционной для военного времени «благотворительности». В условиях деформации привычной системы обеспечения затребованной оказалась общественная активность торгово-промышленных слоев. Им предлагалось выискать возможности для размещения военных заказов (армии требовалось не только оружие; нужны были  сапоги и обмундирование, противогазы и «стаканы» для гранат, лопаты и шесты, мешки и ящики) в кооперативных и кустарных мастерских. Архангельское купеческое общество проявило инициативу в поиске замены сократившегося или вовсе прекратившегося импорта. Например, столь необходимый в условиях войны йод стали получать из беломорских водорослей. Не все инициативы торгово-промышленных слоев оказались успешными, но все же, это был, пожалуй, первый для них опыт включения в общегосударственные дела.

Изменениям подвергся сам город Архангельск. С одной стороны, здесь, наконец, пустили трамвай, открыли городскую электростанцию. С другой стороны, внезапно изменившийся статус города, размещение в нем большого количества воинских частей, российских и иностранных транспортных контор, привело к продовольственному, жилищному и топливному кризису. Жители Архангельска чуть не первые в стране столкнулись с проблемой дороговизны, а затем и дефицита предметов первой необходимости. Именно в условиях войны произошло существенное имущественное и социальное расслоение населения. Изменение психологического климата, произошедшего за время войны, стало тем фоном, на котором развернулись революционные события.

В преддверии столетия Первой мировой войны возрастает интерес ко всем аспектам этого неоднозначного, трагического и одновременно выдающегося для судеб всего мира, а также Архангельского края события. Отражением его парадоксальности является такой информационный ресурс, как газеты.

В условиях войн существует жесткая цензура, и средства массовой информации являются, как правило, рупором только официальной точки зрения, представляя весьма дозированную информацию о реальных событиях. Однако война 1914-1918 года для России имела несколько иное значение. Произошла активизация общественной жизни, и одновременно – ослабление жесткого контроля над периодическими изданиями со стороны государственной власти. Разумеется, газеты того времени, в соответствии с требованиями военного положения, не могли печатать на своих страницах немало важных сведений. Об этом говорят, в частности, купюры – белые полосы, с которых были сняты непропущенные военной цензуры материалы. При этом на месте купированных материалов нередко помещались какие-то бытовые очерки, информации о «маловажных», казалось бы, событиях. В другое время, скорее всего, редактор не стал бы их помещать. Но в его «портфеле» всегда были подобные заметки, чтобы заполнить внезапно освободившиеся газетные полосы.

В результате, многие грандиозные события, происходившие в крае во время войны, в газетах не освещалось. Знание об этих важных исторических событиях мы можем получить из других источников, прежде всего, из архивных документов. Однако в делопроизводстве государственных и губернских учреждений, которые хранятся сегодня в архивах, вряд ли нашли отражение, по крайней мере, с таким количеством подробностей, события, волновавшие горожан. Именно в газетах военного времени присутствуют детали бытовой жизни населения, что позволяет восстановить тыловую «повседневность».

Определенная «недосказанность» может оказаться весьма красноречивой – если знать историческую канву тех событий. Газеты позволяют «день за днем» проследить изменение жизни населения, его настроения, его ожиданий и чаяний. Разумеется, эта информация весьма опосредована. Следует учитывать, кто были читатели газет – их численность и социальный состав в годы войны существенно расширились. Несмотря на то, что среди всех воюющих стран доля мужчин, взятых в армию, в России была самой низкой – до 40% мужчин призывного возраста – все же это была первая война, когда практически из каждой семьи кого-то забрали в солдаты. Население живо интересовалось происходящим в мире и на фронте, а узнать это зачастую можно было только из газет.

Однако читателями газет были не только постоянные жители губернии. Реклама, действительно, «кричащая», с развитием войны все более и более заполнявшая страницы газет, вряд ли была направлена на местного читателя. Потребителями новых товаров и новых развлечений были нувориши, а в Архангельской губернии ими были, как правило, «чужаки», пришлые люди, что не могло не стать дополнительным раздражителем для населения.

Расширение читательской аудитории вело к росту тиражей газет, а также к появлению новых изданий. Это, в свою очередь, вело к соперничеству между ними и подталкивало репортеров искать все новые и новые «горячие» факты. Это и делает газеты ценнейшим источником по изучению повседневной жизни населения в годы войны, расширяя и дополняя наши знания и о других событиях той эпохи.

Трошина Татьяна Игоревна, доктор исторических наук